Бифобия и дискриминация бисексуалов

Бифобия — это собирательное определение для различных форм негативной реакции на проявления бисексуальности и связанные с ней общественные явления. Бифобия проявляется как избегание, боязнь, предрассудки, дискриминацию, притеснения или акты насилия против людей, испытывающих влечение к нескольким гендерам или идентифицирующих себя как бисексуалы (а также пансексуалы, и т.п.). Кроме непосредственных актов ненависти на почве бифобии, имеют также место косвенная дискриминация, связанная с нормативностью общества, когда все отклонения от этой принятой “нормы” считаются негативными, и не стоящими отдельного рассмотрения. А изменение общественной системы к чему-то более рациональному, равноправному взаимовыгодному воспринимается большинством как дискриминация большинства, посягательство на какое-то их исконное право, обычно являющееся несправедливой привилегией.

Бифобия, хотя и является отдельной психологической девиацией, в какой-то мере, стоит на пересечении нескольких других, наверное, более известных, фобий. Первая, самая очевидная девиация — гомофобия. Для ненависти многих гомофобов нет разницы между "би" и "гомо". С другой стороны, некоторые гомофобы их разделяют, считая критерием демаркации то, что би может завести семью. Однако, даже в этом случае проявляется гомофобия по отношению к бисексуалам в виде понуждения к гетеронормативности. Гетеронормативность мешает многим бисексуалам осознавать и реализовывать гомосексуальную часть своей идентичности. Поэтому, в целом, борьба с гомофобией для бисексуалов так же важна, как и для геев и лесбиянок.

Вторая психологическая девиация в основе бифобии — бытовая ксенофобия. Она, конечно, очень похожа на гомофобию, но имеет несколько другое приложение. Под бытовой ксенофобией я имею в виду обычный страх неизвестного, особенно неизвестных проявлений личности. Например, если человек, до того, видел только две части общества: гетеро часть и гомо часть, то бисексуал для него выходит за рамки этого опыта и этих двоичных представлений. Отсюда, например, происходят стереотипы вроде такого, как уверенность в том что бисексуальности не существует, а все бисексуалы — это геи с внутренней гомофобией. Важное отличительное свойство такой ксенофобии — широкая распространенность у людей любой ориентации. Системное проявление этой ксенофобии — моногендерная нормативность. В том числе, например, миф о предначертанной второй половинке, которая, очевидно, обладает вполне конкретным гендером.

Третья, может быть, наиболее важная девиация в основе бифобии — полифобия, боязнь полиамории. Полифобия, я считаю, это очень важная для дискуссий девиация, освещенная гораздо меньше, чем та же гомофобия. Полиамория — возможность любить нескольких человек одновременно, в отличие от моноамории, предполагающей только одну романтическую любовь в один момент времени. Соответствующие формы брака — полигамия и моногамия. У бисексуалов полиамория встречается достаточно часто, чтобы обвинять в ней всех, даже тех бисексуалов, кто на самом деле полностью моногамен. Поэтому с полифобией надо бороться даже среди моногамных бисексуалов — ведь ее жертвой становятся, порой, сами бисексуалы-полифобы.

Наиболее распространенный миф — что бисексуал бросит гомосексуальные отношения ради гетеросексуальных и брака. Конечно, такое происходит не всегда, но все же, надо признать, в гомофобном обществе имеет шанс сбыться — под давлением общества гетеросексуальные отношения становятся более легкой дорогой. Ну и, чисто по теории вероятности, новые отношения бисексуала могут быть либо гетеросексуальными, либо гомосексуальными, так что чистая вероятность тут 50/50.

Поскольку вид брачных союзов в России, США, Европе — моногамия, почему-то предполагается так же, что и все отношения являются строго моноаморными. Что, конечно, опровергается массой жизненных примеров. Так же как с гетеронормативностью — когда общество воспитывает всех граждан как гетеросексуалов — есть мононормативность — когда общество воспитывает всех граждан как придерживающихся строго моноамории. Сравним эти два явления и проанализируем, почему у них могут быть довольно печальные последствия.

Гетеронормативность предполагает ориентированность на гетеросексуалов. Во всех детских книжках и видеопродукции наличествуют исключительно гетеросексуальные отношения (принц и принцесса). Поскольку правдивая информация о гомосексуальности отсутствует (а та, что есть — ее стигматизирует), человек вырастает в твердой уверенности, что возможны только гетеросексуальные отношения, а всего его прочие желания — психические отклонения. Наиболее драматично, когда такой человек вступает в брак с женщиной, все еще уверенный в своей гетеросексуальности. Такие браки, обычно, очень несчастливы, оба их участника (а иногда и их дети) испытывают постоянный стресс, который, например, часто заглушают алкоголем. Ну, или гомосексуальный партнер все-таки прозревает и начинает находить партнеров на стороне, что тоже не всегда приводит к хорошим последствиям. Таким образом, гетеронормативность или отсутствие информации о гомосексуальности в достаточно раннем возрасте — это прямой вред со стороны общественной системы своим гомосексуальным членам и их будущим близким людям (которые могут быть и гетеросексуальны).

В точности то же самое с мононормативностью — ориентированностью на моно отношения. Во всех детских книжках и видеопродукции присутствуют исключительно моно отношения (принц и принцесса). Большинство источников, опять же, стигматизирует поли отношения: во всю продвигаются такие идеи как "измена", "верность", "единственный" и прочие, приучающие к тому, что любовь может быть только одна в один момент времени. Причем, в отличие от той же гомосексуальности, человеку сложнее узнать свою истинную направленность (моно/поли). До определенного возраста, человек может быть твердо уверен, что в своей моноамории, в том, что ему нужен только один любимый человек, в том, что изменять он не будет и измены не потерпит. Однако, правда может открыться после вступления в отношения/брак. И, соответственно, также иметь печальные последствия для семьи. Таким образом, мононормативность или стигматизация множественных отношений в достаточно раннем возрасте — это прямой вред со стороны общественной системы своим полиаморным членам и их будущим близки людям (в том числе моногамным).

Конечно, наилучший выход здесь — полная открытость, так называемая “политика радикальной честности”, когда никто никого не обманывает. Но со строгой нормативностью общества, такая открытость порой просто невозможна. Например, когда человек сам не осознает свою идентичность, пока не становится уже поздно. Или когда человеку угрожает физическая расправа за его честность в проявлении своей идентичности. Поэтому информация о гомосексуальности и полиамории должна подаваться в достаточно раннем возрасте, а гомофобия и полифобия — пресекаться.

Также, чуть позже остальных, появилась еще одна часть бифобии, касающаяся именно бисексуалов и связанная с транссексуальностью. Поскольку “бисексуальность” содержит корень “би”, бифобы считают бисексуалов бинарными и способными различать только два биологических пола. Соответственно, бисексуалы должны повально страдать трансфобией и быть частью системы бинарной нормативности гендера. Хотя, наверное, есть и такие бисексуалы, все же, в целом, это не соответствует реальности. Но для позиционирования с целью избегания данной фобии, люди используют другие названия своей сексуальные идентичности, вместо бисексуальности, например пансексуальность. Сама по себе, конечно, пансексуальность ни в коем случае не является бифобией — каждый человек имеет право на комфортное самоопределение. Имеет значение лишь отношение к бисексуальной идентичности — содержит оно бифобию или нет.

Таким образом, для победы над бифобией, необходимо работать с несколькими тесно взаимосвязанными с ней проблемами и нарушениями прав человека, связанными с каждой из них:

  • гомофобией,

  • полифобией,

  • бытовой ксенофобией,

  • трансфобией, квирфобией и ложными обвинениями в них.

 

Alex

Tags: