Конструктивный подход к мифам о бисексуальности

На основе Shiri Eisner
"The Myth of Myth-Busting. Deconstructing biphobic stereotypes."

В дискуссиях о бисексуальности и бифобии, мы часто приводим примеры негативных стереотипов о бисексуалах и их опровержения. Я же хочу критически проанализировать и сами стереотипы, и их опровержения, с целью формирования нового подхода к работе с бифобией и политикой би-движения. Для начала проясним термины. Когда я говорю о бисексуальности, я имею в виду сексуальную идентичность, заключающуюся в сексуальном (и/или романтическом) влечении к лицам более чем одного гендера. Заметьте, здесь я использую "более чем одного гендера", а не "два пола" — это распространенная ошибка приравнивать "би" к строгой бинарности двух полов. Также я понимаю бисексуальность не как отдельную сексуальную идентичность, но как "луковицу" идентичностей, включающую в себя все остальные, связанные с влечением более чем к одному гендеру. Такие как: пансексуальность, омнисексуальность, полисексуальность, сексуальная гибкость и прочие. Бифобские стереотипы, так или иначе, применимы к ним всем. Под бифобией, я понимаю страх, неприязнь, отвращение, направленные против бисексуальности или бисексуалов. Говоря о бисексуальности также важно помнить, что это не только личная сексуальная идентичность, но и социальный феномен, имеющий много смыслов и прочтений со стороны всего общества. То, что общество думает о бисексуальности — отдельно от личности самих бисексуалов, и может нам многое рассказать о самом этом обществе. Таким образом, изучая стереотипы о бисексуалах, кто и почему их так себе представляет, откуда берется такое представление в общественной культуре, можно попытаться понять, как использовать все это ради собственной пользы.

Теперь рассмотрим список стандартных стереотипов о бисексуальности и их стандартные опровержения, а позже дадим им критический анализ.

1. Бисексуальности не существует. Люди, не сталкивающиеся или не желающие сталкиваться с бисексуальностью, просто предпочитают верить, что ее не существует, или что это распространенное заблуждение, самообман.
Опровержение: бисексуальность существует. Это подтверждается многими исследованиями и статистическими данными. Это подтверждается людьми, идентифицирующими себя как бисексуалы и бисексуальными сообществами.

2. Бисексуалы запутались в себе, находятся на распутье, проходят психологическую "фазу". Прямое продолжение первого стереотипа, объясняющее существование людей, идентифицирующих себя как бисексуалы: они просто не правы. Либо они никак не могут "решиться" на влечение к одному определенному гендеру, либо находятся в переходном периоде, либо просто обманывают себя.
Опровержение: бисексуалы знают кто они, и имеют полное право определять себя таковыми. Многие бисексуалы определяют себя таковыми на протяжении десятилетий, и стабильно остаются внутри этого самоопределения. Более того, некоторые би, прежде считали себя геями или лесбиянками, но мы же не называем гомосексуальность "фазой" перед бисексуальностью. Бисексуальность такая же стабильная сексуальная ориентация, как и остальные.

3. Бисексуалы на самом деле гетеро- или гомосексуальны. Опять же, продолжение предыдущего. Считается, что бисексуалы — это гетеро- или гомосексуалы, которые еще ищут себя, экспериментируют, или просто обманывают сами себя. По сути — это опять отрицание существования бисексуальности. Сюда же включается страх, что бисексуал бросит гея ради гетеросексуальной семьи. Или бросит семью, ради гомосексуальных отношений. Также сюда могут быть включены сексистские "фалоцентричные" стереотипы: когда все женщины считаются гетеросексуальными "по природе", а мужчины-бисексуалы — геями.
Опровержение: бисексуальность как влечение к нескольким гендерам действительно существует. Хотя некоторые бисексуалы могут иметь определенные гендерные предпочтения, само их влечение к нескольким гендерам говорит о существовании бисексуальности как отдельной сексуальной идентичности. Есть множество открытых бисексуалов, и би-активистских сообществ, что явно противоречит идее о скрытых экспериментах "на стороне".

4. Бисексуалы развратны, похотливы, неразборчивы, неспособны быть верными. Возможность испытывать чувства более чем к одному гендеру здесь воспринимается как излишество в сексуальных желаниях, что приводит к образу беспорядочного секса. Также, возможность испытывать влечение более чем к одному гендеру, приводит к мысли о том, что человека одного гендера в один момент времени бисексуалам может быть недостаточно.
Опровержение: множество бисексуалов состоят в длительных моногамных отношениях, с вполне обычной сексуальной активностью. Бисексуалы склонны изменять не более чем люди с любой другой сексуальной идентичностью. И только потому, что бисексуалов привлекает более одного гендера, не значит, что они готовы заниматься сексом со всеми подряд.

5. Бисексуалы являются источником ЗППП. Видимо, раз бисексуалы более развратны и неразборчивы, значит и с половой безопасностью у них все хуже. Бисексуалы также могут считаться переносчиками ЗППП из гомосексуальной среды в гетеросексуальную. Важный компонент этого стереотипа также — эйблизм: дискриминация больных людей и стигматизация болезней, ну или просто страх перед болезнями — патофобия.
Опровержение: риски ЗППП связаны с сексуальным поведением, а не сексуальной идентичностью. ЗППП возникают из-за опасного секса, многоразового использования игл и открытых ран. Быть бисексуалом — не значить иметь ЗППП.

6. Бисексуалы могут выбрать быть гетеросексуальными или гомосексуальными. В этом стереотипе бисексуальность представляется, как возможность выбирать свою ориентацию между гомо- и гетеросексуальной. Воображаемая возможность выбора здесь рассматривается как привилегия над гомосексуалами, ее не имеющими. Также подразумевается, что в регионах с гомофобным законодательством бисексуалы всегда могут выбрать гетеросексуальные отношения, как более простые.
Опровержение: сексуальную идентичность нельзя просто выбрать — также как геи и лесбиянки не выбирают быть таковыми, так и бисексуалы не могут выбрать быть геями, натуралами или бисексуалами внутри. Вести же гетеросексуальный образ жизни напоказ могут и гомосексуалы, и часто делают это. Бисексуалы могут выбрать в кого им влюбиться или к кому испытать влечения не больше чем все остальные люди.

Как можно увидеть, все эти, вполне обоснованные, опровержения этих стереотипов строятся по формуле "но это не так!" Такое автоматическое отрицание создает зеркальное отражение воображаемой реальности из стереотипов. Бисексуал из стереотипов — ненастоящий, нестабильный, больной, опасный человек. Кроме того, каждый стереотип требует идеи нормальности, представляя бисексуальность отклонением от нормы, извращением. Бисексуал из опровержений, наоборот — уверенный, стабильный, здоровый, безопасный, прогибающийся и стерильный. Он встраивается в существующие нормы, укрепляя веру в их необходимость. Кроме того, эти опровержения словно выкидывают за борт тех бисексуалов, кто в них не вписывается. Бисексуалы, которые развратны, которые запутались, которые хотя поэкспериментировать, которые изменяют, у которых есть ЗППП. Такие опровержения словно делят всех бисексуалов на "хороших" и "плохих", разделяя сообщество, укрепляя существующие догмы.

Мне кажется, для конструктивного подхода к стереотипам о бисексуалах, не стоит понимать их буквально. Они вовсе не указывают на какую-либо объективную реальность. Вместо этого, они представляют собой психологическую реакцию людей на социальный феномен бисексуальности. С этой точки зрения, бисексуальность является примером конфликта между реально существующим социальным движением и консервативными общественными догмами. Поэтому стоит рассмотреть стереотипы о бисексуальности как конфликт главенствующей идеи с новой информацией.

1. Бисексуальности не существует. Общественные нормы просто отрицают существование противоречий в них самих. Бисексуальность содержит слишком много смыслов, угрожающих существующим нормам, поэтому отрицание ее существования служит устранению этой информационной угрозы.

2. Бисексуалы запутались в себе, находятся на распутье, проходят психологическую "фазу". Здесь бисексуальности предписывается неуверенность, нерешительность, изменчивость, чтобы показать слабость ее позиций. Бисексуальность представляется как сила, внушающая сомнения в существующих нормах, ставящая под сомнения привычные бинарные категории. Бисексуалы — как люди, отказывающиеся принять бинарные ярлыки существующей иерархии.

3. Бисексуалы на самом деле гетеро- или гомосексуальны. Здесь прослеживается стремление общества к бинарным структурам и четким иерархиям. Утверждается, что бисексуальность — всего лишь временное отклонение от общепринятой нормы. Кроме того, как уже говорилось, иногда прослеживается норма "фаллоцентризма", в противодействие феминизму.

4. Бисексуалы развратны, похотливы, неразборчивы, неспособны быть верными. Этот стереотип связан с общественным страхом перед сексуальностью. В бисексуальности делается упор на секс, и происходит взывание к предрассудкам о сексе: секс — это плохо, много секса — еще хуже, желание секса более чем с одним гендером — плохо, желание секса более чем с одним человеком — плохо. Концепция "измены" помогает нам увидеть моногамию как одну из дискриминирующих идей, используемую в патриархальных и прочих эксплуатационных целях. В культуре насилия, основанной на страхе и контроле секса, бисексуальность может стать окном в новую культуру, основанную на согласии, исследовании, удовольствии, размывая консервативные рамки пола, гендера, ориентации и сексуальности. В дополнение, феномен бисексуальности позволяет нам взглянуть на то, как и в каких рамках, нам преподносится сама сексуальность, без нашего на то ведома. Феномен бисексуальности также содержит в себе идеи о независимости гендера и ориентации, таким образом, помогая преодолению трансофобии. Слово же "измена" имеет два значения: "предательство доверия" и "предательство правительства". Бисексуальность можно оценивать как "предательство доверия угнетающих структур", которые враждебны нашей природе. Не может заслуживать никакого порицания измена патриархату, гомофобии, моногамии, культуре насилия и всем другим подобным, угнетающим нас, структурам.

5. Бисексуалы являются источником ЗППП. Некоторые считают ВИЧ-инфекцию господней карой для гомосексуалов и всех тех, кто "злоупотребляет" сексом. Это также проекция внутреннего страха возможности передачи гомосексуальности, как болезни. Здесь бисексуальность выступает в роли угрозы для четкой границы между гомо- и гетеросексуальностью. Бисексуалы, будучи частью "гетеросексуального мира", привносят в него элементы из "мира гомосексуальности", угрожая стабильности гетеронормативных структур. С другой стороны, этот стереотип также основан на страхе уничтожения границы между "здоровыми" и "больными", выражая эйблизм общества и стигматизацию инвалидов и хронически больных людей. Сами ЗППП входят в табуированные темы, что только увеличивает их распространение. А патофобия здесь становится не только страхом болезни, но и страхом перейти в низшую касту "больных".

6. Бисексуалы могут выбрать быть гетеросексуальными или гомосексуальными. Выбор здесь представляется негативным действием, как нечестное преимущество. В ЛГБТ-сообществах, пытающихся встроиться в существующие нормы, отсутствие выбора является оправданием своего существования, что они и используют для достижения равноправия. Этот аргумент звучит как "мы родились такими и ничего не можем с этим сделать, если бы мы могли выбирать, очевидно, что мы бы выбрали быть натуралами". Этот аргумент плох, даже если не учитывать его внутреннюю гомофобию. Врожденная предрешенность представляется в нем честной и естественной, а возможность выбора — нечестной, неестественной, порочной. Существование бисексуальности позволяет бросить вызов этой манипуляции, ставя под сомнение общественное понимание "естественности" и принижение значимости личного человеческого выбора, навязываемое угнетающими структурами.

Таким образом, рассмотренные бифобские стереотипы, являются не просто обывательскими мифами, но отражением идей угнетения в мыслях обывателя. По моему мнению, просто отрицание этих стереотипов не дает нужного эффекта, создавая неправдоподобный позитивный образ в противовес неправдоподобному негативному, поддерживая устаревшие предрассудки о "норме". Вместо этого, бисексуальность и стереотипы о ней могут быть использованы для исследования и выработки направлений по реформированию общества, стремления к обществу без угнетения, без дискриминации, без культуры насилия.

Alex

Tags: