Навязывание детям жестких гендерных ролей может привести к реальным заболеваниям

Навязывание детям жестких гендерных ролей может привести к реальным заболеваниям
______________

Не так давно в утренней телепередаче на канале CBS актриса Лаверн Кокс спокойно, но уверенно поправила ведущего, который сказал, что Кокс родилась мальчиком: "Мне был приписан мужской пол при рождении. Я предпочитаю говорить об этом именно так, потому что я думаю, что мы рождаемся самими собой, а гендер – это то, что навязывается нам извне. Так что при рождении мне был приписан мужской пол, но я всегда чувствовала себя девочкой", – сказала Кокс.

Исследование, которое недавно было опубликовано в книге Марии ду Мар Перейры (заместительницы директор_ки Центра исследований женщин и гендера в Университете Уорика) "Гендер на детской площадке: обсуждение гендера и сексуальности в школах"*, доказывает, что гендер является культурным конструктом.

Перейра объясняет, почему трансгендерные и гендерно-некомформные дети, пытаясь бороться с жесткими, навязанными извне нормами, цепляются за гендерные коды противоположного гендера. Например, дети, которым был приписан мужской пол при рождении, могут протестовать против коротких стрижек или выражать желание носить платья и так далее – это происходит из-за того, что они не имеют перед глазами никаких других ролевых моделей, кроме как противопоставленных друг другу полюсов "мужественность-женственность". Не чувствуя себя комфортно в попытках ассоциировать себя с предписанным им от рождения гендером, подростки пытаются освоиться в противоположенном варианте.

Воспитание детей в обществе, которое придерживается традиционных гендерных ролей с четкими представлениями о том, что является "мужским" и "женским", может негативно сказываться на физическом и психологическом состоянии детей.

"Как правило, мы воспринимаем гендер как нечто естественное, обусловленное биологией, но это не соответствует действительности. На самом деле, мы сами конструируем гендер, и в данный момент мы делаем это таким образом, который влечет за собой проблемы и непризнанные риски для здоровья", – Перейра сделала эти выводы после того, как пронаблюдала за группой подростков в Лиссабоне. Перейра принимала участие во всех аспектах их повседневной жизни, включая посещение школы, обедов в школьной столовой, перемен на игровой площадке и прогулок по торговому комплексу после школы. Однако дети не знали, чем конкретно интересуется ученая. С кажд_ой из участни_ц эксперимента также было проведено интервью. Полученные данные позволили исследовательнице составить представление о том, как подростки взаимодействовали с собственными идеями о мужественности и женственности.

Перейра увидела, что как мальчики, так и девочки регулируют свое поведение различными потенциально вредоносными способами – для того, чтобы соответствовать гендерным нормам. Например, даже те девочки, которым нравилось заниматься спортом, часто избегали участия в физической активности в школе, потому что им казалось, что во время этих занятий они будут выглядеть неженственно. Они боялись показаться непривлекательными во время бега или подвергнуться насмешкам со стороны своих одноклассников мужского пола за то, что они недостаточно хороши. Кроме того, многие девочки соблюдали диету, так как были уверены в том, что только худоба сделает их привлекательными. "Все эти девочки имели совершенно здоровый вес, но при этом они тем или иным способом ограничивали себя в еде. Напомню, речь идет о 14-летних девочках, чьи тела должны расти и развиваться, но которые отказывают себе во многих продуктах во время каждого приема пищи", – говорит Перейра. "В худшем случае такие диеты могут привести к расстройствам пищевого поведения. Но даже если до таких крайностей не дойдет, подобное поведение все равно негативно влияет на здоровье".

Тем временем, участники эксперимента мужского пола постоянно сталкивались с требованиями доказывать и подтверждать свою мужественность, что, по словам Перейры, вело "к незначительному, но ежедневному насилию": мальчики давали друг другу пощечины, толкали друг друга, а также причиняли боль гениталиям друг друга. Мальчиков поощряют вступать в драку каждый раз, когда над ними насмехаются или оскорбляют их. Стереотипы заставляют их употреблять алкоголь в нездоровых количествах, потому что это то, что, якобы, должны делать "настоящие" мужчины. Каждый из них испытывал тревогу из-за возможности быть высмеянным в случае проявления себя неким образом, который соответствует стереотипному женскому поведению (эмоциональность, чувствительность и так далее).

Исследовательница пришла к выводу, что постоянные попытки вести себя так, чтобы соответствовать гендерным нормам, ведут к значительному повышению уровня тревоги, неуверенности в себе, стресса, и в результате становятся главной причиной низкой самооценки как у девочек, так и у мальчиков, как у "популярных" подростков, так и у тех, кто обладает низким статусом.

Однако все это вовсе не неизбежно. Подростки, которые участвовали в лиссабонском исследовании, – включая тех, кто травил_а других детей, и тех, кто сам_а был_а жертвой травли, – не были довольны гендерными ролями, которым они должны были следовать. В индивидуальных интервью кажд_ая из них сказал_а, что на самом деле е_й не нравилось уделять так много внимания тому, насколько е_е поведение соответствует идеалам мужественности и женственности, но он_а думал_а, что обязан_а это делать. Когда Перейра закончила исследование и собрала участни_ц, чтобы огласить результаты, все они были поражены тем, что их чувства по этому поводу совпадают.

"Для них это было открытием, когда они поняли, что все они сидят в этой комнате, и каждый из них притворяется, и ни один из них не доволен этим", - вспоминает исследовательница. Постепенно все начало изменяться. Перейра признает, что ситуация все еще далека от идеала, однако отмечает, что участни_цы исследования перестали дразнить своих одноклассни_ц за нарушение традиционных гендерных норм. Девочки и мальчики стали больше участвовать в спортивных мероприятиях. Количество драк уменьшилось. Даже родители некоторых подростков связывались с Перейрой, чтобы рассказать ей о позитивных изменениях в поведении своих детей.

Хотя Перейра проводила свои наблюдения в Лиссабоне, она считает, что результаты имеют значение и для других западных обществ, в которых господствуют сходные представления о гендере. В самом деле, проведенные ранее в британских и американских школах исследования содержат сходные выводы. Социолог_ини сходятся в том, что дети "учатся гендеру", когда сталкиваются с общественными ожиданиями, хотя требования соответствовать этим ожиданиям могут привести к серьезным проблемам у тех детей, чьи родители слишком серьезно относятся к подобным установкам.

Выводы Перейра могут дать нам надежду на выработку другого подхода к вопросам гендера. Очень важно помнить, что подростки находятся в процессе понимания, что для них значит быть мужчиной и быть женщиной.

"Иногда взрослые думают, что изменить гендерные нормы невозможно, потому что они очень глубоко заложены в нас. Но на самом деле, глубоко заложены они именно во взрослых, в то время как у подростков все не так однозначно", – подчеркивает Перейра. "На самом деле, достучаться до молодых людей достаточно легко, если предоставить им пространство для дискуссии и подтолкнуть к тому, чтобы отрефлексировать собственный опыт. Нам необходимо распространять менее жесткие гендерные нормы и признавать, что существует множество способов быть женщиной или мужчиной".

* Pereira, Maria do Mar (2012), Fazendo Género no Recreio: a Negociação do Género em Espaço Escolar (Doing Gender in the Playground: the Negotiation of Gender in Schools), Lisboa: Imprensa de Ciências Sociais.
______________

Marcie Bianco: Study Finds Something Disturbing Happens to Kids Forced into Traditional Gender Roles // mic.com
Tara Culp-Ressler: Forcing Kids To Stick To Gender Roles Can Actually Be Harmful To Their Health // thinkprogress.org

Tags: